logo

Наш адрес: 119048 г.Москва, ул. Усачева, д.62 стр.1, Деловой Центр, офис 1
тел. (499) 245-5270, 245-5279
e-mail: info@dental-azbuka.ru




Расширенный поиск





Забыли пароль?
Забыли имя пользователя?
Еще нет учетной записи? Регистрация

maximum-implants.ru


Современное состояние дентальной имплантологии

Филлип Боннер (Phillip Bonner), DDS

Имплантология является наиболее быстро развивающейся областью стоматологии. С развитием технологий, материалов и методик многие процедуры, которые казались невозможными еще 10 лет назад, сейчас являются достаточно эффективными и используются повсеместно. С ростом необходимости использования имплантатов будет расти и количество стоматологов, включая общих специалистов, которые участвуют в различных этапах имплантологического лечения, например, диагностики, планировании лечения, терапии и ухода за протезами на имплантатах.

Для того, чтобы больше узнать о настоящем и будущем состоянии имплантологии, журнал «Стоматология Сегодня»* провел эксклюзивное интервью с тремя ведущими специалистами в этой области: Carl E. Misch, DDS, MDS, профессор и директор Центра и Резидентуры Оральной Имплантологии в Стоматологической Школе Питтсбурга, директор Института Имплантации Миш, Бирмингем, Мичиган; Dennis P. Tarnow, DDS, заведующий отделения имплантологии Стоматологического Факультета Университета Нью-Йорка, частная практика в области пародонтологии и ортопедии, Нью-Йорк; Dan Sallivan, DDS, клинический профессор отделения пародонтологии и имплантологии Стоматологического Факультета Университета Пенсильвании, частная практика в области ортопедии, Вашингтон.

Со времени первого представления методики Бранемарка имплантология прошла большой путь. Какова эффективность дентальных имплантатов в настоящее время? Каков эффект имплантатов в сравнении с традиционными методиками замещения отсутствующих зубов?

Dr. Misch: Первоначально, в период развития методики Бранемарка, показатель остеоинтеграции имплантатов составлял 60%. После чего, в достаточно широкой практике в промежуток от 5 до 12 лет этот показатель равнялся 80% на верхней и 90% на нижней челюсти. В настоящее время, с помощью новых технологий мы можем повысить процент остеоинтеграции. Мои исследования показали, что можно достичь более 95% приживаемости имплантатов и достичь 98% в период от 5 до 12 лет, как на нижней, так и на верхней челюсти. Одинаковых показателей успеха на нижней и верхней челюсти позволили добиться усовершенствованные хирургические методики, размеры имплантатов, постепенная и прогрессивная нагрузка на кость и разделение методологии имплантологического лечения для верхней и нижней челюсти.

Продолжительность жизни ортопедических конструкций в стоматологии колеблется от 75 до 80 процентов в 5-12-летний период, таким образом, имплантаты являются более эффективными по сравнению с традиционными ортопедическими методиками для изготовления фиксированных протезов, и, безусловно, намного эффективнее съемных протезов. Приблизительно 40% съемных протезов не используются вообще. Необходимо заметить, тем не менее, что при неудачном использовании традиционных методик они обычно не вызывают потери зуба или связанной с этим атрофии кости. В то время как отторжение имплантата может быть менее приемлемо для пациента и с точки зрения анатомических нарушений и со стороны финансовых потерь.

Dr. Tarnow: Безусловно, в результате оттачивания хирургических навыков и повышения наших знаний в области ортопедии, эффективность дентальных имплантатов повысилась. Значительно изменился подход в планировании лечения, с тех пор как Бранемарк провел свои исследования у пациентов с полной адентией. В настоящее время мы применяем имплантаты для протезирования одного или нескольких отсутствующих зубов, и данные случаи требуют, в какой то мере, иного подхода. Мы знаем, что можно достигнуть остеоинтеграции имплантата, но мы должны быть также уверены в том, что кость сможет выдержать окклюзионную нагрузку, оказываемую на него. При использовании протезов полной дуги вы имеете перекрестную стабилизацию, и в этом случае векторы направления сил совершенно отличаются от векторов при протезировании моста, в результате отсутствия этой стабилизации. Но если вы имеете дистальную консоль или отдельный имплантат, необходимо принимать во внимание латеральную нагрузку. Киевская клиника Надежда единственная в Украине предлагает лечение наркомании с гарантией результата. Новейшие методики работы с наркоманами позволяют гарантировать исцеление на любой стадии зависимости. Поскольку мы узнаем больше о подобных вещах и о хирургических методиках, эффективность имплантологического лечения повышается.

Первое время считалось, что при достижении остеоинтеграции мы можем использовать любой тип протезирования. В этом, возможно, и заключался тот предел эффективности имплантатов, который мы могли достигнуть 5-7 лет и назад, и который мы смогли повысить в настоящее время в связи с полученными знаниями в данной области. Мы изменили планирование лечения. У нас имеются хорошие методики определения и анализа прикуса. Все это важно для повышения эффективности имплантатов.

Dr. Sallivan: Для обеспечения эффективности имплантатов одно условие остается неизменным - достаточное количество кости. Это требование не подверглось значительной редакции, несмотря на усовершенствование методик костной пластики. Для стабилизации имплантата необходимы адекватная высота и ширина кости. Очень важно учитывать анамнез пациента. Например, у пациентов с нарушением метаболизма костной ткани может быть недостаточная интеграция или раннее отторжение имплантатов. Некоторые проблемы метаболизма кости нам не до конца известны, что может привести к трудностям во время лечения. Кажущиеся успешно интегрированные имплантаты отторгаются через год-полтора, и чаще всего у этих пациентов отторгаются все имплантаты. Кроме того, мы внимательно наблюдаем за курильщиками. Эффективность имплантатов у злостных курильщиков ниже, чем у некурящих пациентов, данные некоторых последних исследований указывают на снижение процента остеоинтеграции до 65-70, по сравнению с обычными 95-98% у некурящих. Даже отказ от курения за 5-7 дней до операции и после нее не изменяет процент успеха, указывая на то, что курение влияет на васкуляризацию и кровоснабжение костной ткани, особенно верхней челюсти.

Эффективность имплантатов выше, чем многих форм традиционной ортопедии, особенно у пациентов, подвергшихся какой-либо операции с последующим изготовлением съемного протеза. Функциональные результаты, которых можно добиться с помощью имплантатов и съемного протеза, отличаются как день и ночь. Имплантаты имеют преимущество, поскольку позволяют установить несъемный протез, имеют более естественную биомеханику и позволяют сохранить собственные зубы, при наличии таковых. Теперь, когда методика имплантации применяется в США более 13 лет, мы видим значительное увеличение эффективности имплантатов, что позволяет нам лечить с их помощью все большее количество пациентов.

На сегодняшний день на рынке существует много различных систем имплантатов. Есть ли у вас какие-нибудь советы для того, чтобы правильно выбрать одну из систем? И что вы думаете о типах поверхностей имплантатов, например, покрытие гидроксиапатитом?

Dr. Tarnow: Ключом к эффективности и безопасности системы являются долгосрочные мультицентровые исследования. Даже незначительное изменение системы может сильно повлиять на ее эффективность, пусть не сразу, но с течением времени. Существуют имплантаты, о которых мы знаем, что они интегрируются, но под вопросом находиться их способность оставаться интегрированными, и не сломаются ли они при окклюзионных перегрузках или развитии пери-имплантитов.

Что касается гидроксиапатита, то я не являюсь его противником, но обращаю внимание на то, где он нанесен. Он должен быть, по крайней мере, на 2 мм ниже верхней части имплантата или даже дальше, так чтобы избежать возникновения очага пери-имплантита. Если ГА нанесен до самой шейки имплантата и открывается в полость рта, то из-за неровной поверхности становиться ловушкой для налета. Я предпочитаю, чтобы верхняя часть имплантата была отполирована механически. Мы работаем над тем, чтобы изготовить имплантаты, у которых ГА покрытие распространялось бы на апикальную половину или две трети для увеличения поверхности соприкосновения кости с имплантатом, но в тоже время верхушка имплантата была отполирована для профилактики пери-имплантита в случае экспозиции верхней части в полость рта.

Dr. Sallivan: Единственный способ для оценки системы имплантатов - это чтение литературы. Посмотрите на системы, которые публикуют данные исследований для их поддержки, и обращайте внимание на компании, которые активно способствуют проведению исследований. Вы можете прямо спросить представителей компаний, какие тесты они поддерживают. Лучшие производители имеют данные, касающиеся эффективности имплантатов, и проводят исследования, развивающие новые хирургические и ортопедические методики.

Традиционно, вы получаете лучшие услуги от компаний, производящих имплантаты и ортопедические компоненты, таким образом, достигается максимальное соответствие частей.

Предпочтение гидроксиапатита и титана до сих пор является спорным вопросом среди стоматологов. Качество поверхностей имплантатов отличается почти у всех компаний, и было бы полезно провести анализ данных компаний, имеющих наиболее удачное покрытие. Некоторые производители сняли с производства имплантаты с ГА покрытием, поскольку они не имели достаточно успеха. Действительно, можно добиться немного большего первоначального скрепления с костью с помощью ГА, но механизм отторжения данного вида имплантатов значительно отличается от такого чисто титановых имплантатов, таким образом, возможно снижая их эффективность. Это одна из причин, почему мы должны осторожно подходить к выбору пациентов. Патология, особенно в передней части верхней челюсти, может оставлять большой дефицит, в то время как в задней части нижней и верхней челюсти, например, эстетика не так актуальна.

Dr. Misch: В последнее десятилетие я исследовал 24 системы имплантатов, установив, по крайней мере, 75 имплантатов каждой из них. Сегодня между разными системами имплантатов существует больше общего, чем 10 лет назад, то есть, и процент приживления у них отличается несильно. Имплантаты, которые полагаются на тип поверхности, имеют присущую им слабость, заключающуюся в том, что если их поверхность контаминируется, то не удается достигнуть эффективного прилежания имплантата к кости даже при проведении дополнительных хирургических манипуляций. Если система имплантатов больше полагается на форму, то для коррекции патологии могут использоваться повторные операции, то есть, имеется возможность сохранить основу для протеза. Например, если у меня есть пулевидный имплантат с ГА или ТП покрытием, и вокруг него возникает пери-имплантит со снижением рН и появлением бактериального налета на имплантате, то происходит ситуация, когда снижение рН приводит к растворению ГА, или контаминация ТПН. В результате, оказывается достаточно сложным восстановить поддерживающую функцию кости на микроскопическом уровне, который необходим именно для имплантатов такой формы. Имплантаты в форме плато или винтовые дают возможность распределить нагрузку по кости из-за широкой формы плато или наличия винтов.

В настоящее время в Италии продается 268 систем имплантатов, а в США на рынке присутствуют имплантаты, имеющие 54 различные формы. Клиницисты должны выбирать систему, которая будет существовать на рынке порядка 10 лет, то есть будет возможность приобрести необходимые компоненты в случае выхода из строя каких-либо частей. Важно выбирать систему, имплантаты которой позволяют создать компрессионную нагрузку на кость, поскольку костная ткань на 55% хуже переносит боковую нагрузку, в отличие от компрессионной. Следует принимать за правило, что если имплантат в основном полагается на вид покрытия, то он является потенциальным слабым звеном. Имплантат должен быть способен функционировать без покрытия и только с помощью собственного дизайна эффективно справляться с нагрузкой.

С развитием усовершенствованных методик установки имплантатов, включая пластику тканей и регенеративные методики, достигли ли мы того момента, когда практически каждый пациент может являться кандидатом для имплантологического лечения?

Dr. Sallivan: Мы достаточно близко подошли к той точке, когда почти каждый пациент может получить имплантаты. Есть один момент, на который мы пока не можем эффективно повлиять - это вертикальная регенерация кости. В случаях, когда установке имплантата препятствует расположение синуса или нижнечелюстного нерва, возможность добиться вертикального роста костной ткани была бы потрясающим подспорьем. Безусловно, существуют методики поднятия синуса и латерализации нерва, но они сами по себе опасны потенциальными осложнениями, и не каждый пациент согласиться подвергнуться достаточно агрессивному хирургическому вмешательству. Обычно причиной вертикальной потери кости являются курение, патология костного метаболизма или длительное ношение традиционного съемного протеза. По крайней мере, несколько лет отделяют нас от того момента, когда каждому пациенту можно будет установить имплантаты.

Dr. Misch: Если есть возможность добиться регенерации кости у пациента как количественно так и качественно, тогда он или она будут хорошими кандидатами на имплантацию. В обратной ситуации, пациент не является удовлетворительным кандидатом. Мой собственный опыт и результаты проведенных мной исследований указывают на то, что основной причиной потери кости вокруг имплантатов являются не бактерии, факт откидывания периоста, подготовки остеотомического отверстия или биологическая ширина, а стрессорная нагрузка. С целью снижения нагрузки вы должны или увеличить поддерживающую зону путем увеличения размера или количества имплантатов, или создать соответствующий прикус. Самой частой причиной осложнений является неадекватный план лечения. При оценке пациентов я основываюсь на фактор нагрузки и разделяю пять параметров нагрузки: величина, продолжительность, направление, тип и усиливающие факторы. Каждого пациента я оцениваю по этим пяти признакам, до того как определю план лечения. Плохим кандидатом будет пациент с неадекватными характеристиками кости и высокими значениями параметров нагрузки. Если вам не удается изменить состояние кости, лучше отказаться от такого пациента. Это позволит вам достигнуть 98% эффективности имплантатов.

Dr. Tarnow: Мы находимся на том рубеже, когда почти каждый пациент может быть кандидатом на имплантацию, но все же не 100%. Даже если пациент удовлетворяет требованиям для имплантации с точки зрения физического и психологического здоровья, существует несколько моментов, от которых зависит эффективность нашего лечения. Как указали выше мои коллеги, в общем, наиболее сложной проблемой является достижение и сохранение адекватного вертикального размера кости, особенно когда пациент настаивает на ношении протеза во время лечения, что крайне нежелательно, например, при применении аутотрансплантата из гребня подвздошной кости. Такого рода операции требуют избегать ношения протеза на протяжении 2-4 недель для исключения всякой нагрузки на оперированную область, особенно, на верхней челюсти. Достижение необходимой щечно-язычной ширины кости на данный момент не являются проблемой, в то время как вертикальный размер, несмотря на развитие методик направленной тканевой регенерации, все еще представляет значительные трудности.

Какой в идеале вы представляете себе команду для проведения имплантологического лечения, и какова роль общего стоматолога? Может ли один врач сделать все?

Dr. Misch: В настоящий момент фокус внимания больше сместился на то, кто ставит имплантаты, а не на то, кто учился ставить имплантаты. Профессионалы спорят друг с другом вместо того, чтобы обсуждать вопросы образования или необходимость обучения каким-то методикам. В США больше, чем в какой-либо иной стране, используется командный подход, это значит, что устанавливают и протезируют имплантаты разные доктора. Трудности появляются тогда, когда хирург устанавливает имплантат не учитывая возможность ухода за ним. Когда ортопед протезирует имплантат как обычный зуб не принимая во внимание обеспечения его гигиены. В последнее время мало уделяется внимания обучению пациента правильному уходу за полостью рта.

Может ли один доктор делать все? Безусловно. Во многих странах мира один доктор проводит операцию, протезирует и осуществляет уход. Преимуществом в такой ситуации является то, что один специалист отвечает за весь процесс лечения. Это не значит, что опытная группа профессионалов не сможет оказать услуг такого же качества, и пример США это доказывает. У нас существует хорошо отлаженная реферативная система между специалистами. Мы используем командный подход очень эффективно, но члены группы должны быть хорошо образованы. Я думаю, что в лучшем случае один специалист имеет достаточный опыт в области хирургии, протезирования и обеспечения гигиены. И, безусловно, мы подготавливаем достаточное количество таких докторов, которые соответствуют требованиям населения Америки. К счастью технология имплантатов очевидно работает в руках таких докторов, но если имплантат отторгается, пациент часто уходит в худшем состоянии с финансовой и анатомической точки зрения, чем у него было.

Большинство клиницистов не понимают экономического значения отторжения одиночного имплантата. При 90% успеха установки одиночных имплантатов, значит один из десяти не приживается.

Рассмотрим один такой случай. Средний заработок американского стоматолога составляет 4$ в минуту или приблизительно 250$ в час. Если в вашей практике приживается 75% имплантатов, доход при оплате 1000$ составляет 250$. Таким образом, я использую 250$ как единицу дохода с одного имплантата, единицу оплаты за час работы, или единицу стоимости имплантата. Один отторгнутый имплантат означает, что вам нужно купить еще один и потратить час на его установку. Обычно, прежде чем удалить имплантат, вы обследуете пациента несколько раз, то есть потратите одну или две единицы вашего рабочего времени. Теперь вам необходимо возместить большое количество кости, так что часто приходиться покупать мембрану Гор-Текс, на что уходит еще одна единица цены, и 4-6 месяцев уходит на наблюдение за пациентом, другими словами, еще 1-2 единиц времени. После этого нужно снова установить имплантат, то есть купить имплантат и потратить единицу времени на его установку. Таким образом, одно отторжение стоит вам в прибыли с успешной установки 8-9 имплантатов. Значит, имея 90% успеха вы получаете только 10% от предполагаемого дохода. Люди, которые основывают свою практику на установке имплантатов, то чем я занимаюсь в течение 15 последних лет, знают, что частная практика не может существовать, имея 90% успеха при приживлении имплантатов. Вот почему я пересмотрел методику, что позволило мне добиться показателя успеха 98%. При таком коэффициенте успеха имплантология может принести больше прибыли, чем любая другая область медицины в настоящее время. Но для достижения такого экономического эффекта, специалисту необходимо получить усовершенствованное образование, значительный опыт и умение распознавать случаи, когда имплантологическое лечение будет неэффективным.

Dr. Tarnow: Любой, кто получил хорошую подготовку установки имплантатов, может заниматься этим, будь то хирургический или ортопедический аспекты. Большинство имплантатов в данный момент устанавливают пародонтологи или хирурги, но некоторые общие стоматологи многие годы тоже устанавливают имплантаты и будут продолжать это делать. Есть много пародонтологов и хирургов, которые не занимаются имплантатами, и в тоже время большое количество общих стоматологов с прекрасной хирургической подготовкой, которые могут справиться со многими, если не с большинством, случаев. У нас в Нью-йоркском Университете получают пародонтологическое, хирургическое, общее стоматологическое, ортопедическое и зуботехническое образование студенты и доктора. Опыт и образование профессионала, причем не только в рамках его специальности, имеют важное значение.

Будучи пародонтологом и ортопедом одновременно я могу одинаково хорошо выполнять хирургическую и ортопедическую части лечения. Безусловно, выполнение этих процедур на отличном уровне требует высочайшей подготовки. Конечно, один доктор может сделать все сам, но это зависит от типа случая. Если у пациента хороший гребень с большим количеством кости, пациент здоров, то это отличный случай для получения опыта в самостоятельном проведении хирургической и ортопедической частей лечения. Но если у пациента обратная ситуация, резорбированная верхняя челюсть и необходимость подсадки аутотрансплантата из гребня подвздошной кости, даже пародонтолог согласиться с тем, что несмотря на хирургическую подготовку, этот случай не входит в его компетенцию. Пациента необходимо направить к хирургу-стоматологу. Безусловно, есть ситуации когда опыт пересекает границы специальности. Например, некоторые пародонтологи делают синуслифтинг или рутинно устанавливают имплантаты, хотя какое то время назад этим занимались только хирурги. В случае с общим стоматологом все зависит от опыта, образования и сложности случая.

Dr. Sallivan: Наблюдается тенденция к получению специалистом хирургической и ортопедической подготовки. То есть появится больше докторов, рутинно выполняющих хирургическую и ортопедическую части лечения. С точки зрения пациента это имеет несомненные преимущества. Для них это означает посещение только одной клиники и наличие одного финансового обязательства. В тоже время стоматологу проще овладеть методикой, изучая хирургическую и ортопедическую части одновременно. Хотя это не значит, что пародонтологи или хирурги больше не будут устанавливать имплантаты. Стандарт командного подхода предполагает, что лидирующим звеном является ортопед, таким образом, чем больше он знает о хирургии, тем лучше окончательный результат. Если он сам устанавливает имплантаты, то лучше устанавливает диагноз и знает какое дополнительное лечение назначить. Имплантология значительно развилась после того, как образованием в этой области стали заниматься стоматологические школы. В предыдущие годы основное обучение проходило на специальных семинарах или курсах, организованных производителями. Во многих европейских странах хирургические операции и протезирование осуществляются в одной клинике, и это то направление, в котором необходимо двигаться стоматологическим школам США.

Дентальная имплантология отличается от таких процедур как эндотонтия или минимальные операции, так как требует другого набора инструментов, поэтому некоторые общие стоматологи не выказывают желания работать с большим количеством компонентов, разных механических аспектов, которые необходимы в имплантологии. Я не думаю, что заниматься имплантологией будет такое большое количество общих стоматологов, какое занимается сейчас эндодонтией, но процент, конечно, возрастет.

По вашему мнению, какие наиболее значительные достижения в имплантологии, работа над которыми ведется в настоящее время, способны повлиять на будущее специальности?

Dr. Tarnow: Мы увидим значительное улучшение в области направленной тканевой регенерации, с использованием как рассасывающихся, так и нерассасывающихся мембран. Мы уже это видим при применении мембран, усиленных титаном. Проблема с рассасывающимися мембранами состоит в том, что они были разработаны для лечения патологии вокруг зубов и слишком быстро резорбируются. Они начинают рассасываться на 6 неделе, что недостаточно для заполнения костью пространства под ними. В случаях с имплантатами нам необходимо 4-6 месяцев. Я знаю, что несколько компаний работают над этой проблемой сейчас, и, возможно, в будущем нас ожидает прорыв в этой области.

Мембраны будут использоваться в качестве носителей факторов роста. Отдельным крупнейшим достижением в ближайшие 10 лет, как со стороны заживления тканей, окружающих зубы, так и с точки зрения усиления роста кости вокруг имплантатов, будут факторы роста, такие как, костные морфогенетические протеины и факторы роста, выделенные из инсулина и кровяных телец. Это поможет ускорить и модифицировать заживление, увеличивая плотность кость, и сократить срок приживления имплантата с 6 до 2-3 месяцев. Улучшится эстетическое и функциональное состояние протезов, риск выхода их из строя станет минимальным. Изменятся способы обработки поверхностей имплантатов, например, микропротравливание, что способствует селективной репопуляции определенных тканей на имплантате. Специальная топография имплантата будет способствовать регенерации кости в определенных местах; некоторые борозды будут ограничивать миграцию эпителия; факторы роста будут привлекать соединительную ткань к некоторым зонам - мы сможем пользоваться всеми этими возможностями. Фактически, скоро у нас появится возможность, базируясь на клонировании клеток периодонтальной связки, производить цемент поверх имплантата и создавать, при желании, новую настоящую связку прикрепленную к титану. Мы можем разработать ГА покрытие с постепенным высвобождением факторов роста, при рассасывании ГА и высвобождении факторов роста плотность кости будет увеличиваться. Над всеми этими проблемами сейчас идет работа.

В диагностике появятся более совершенные радиографические методы исследования. С помощью развития КТ и компьютерного анализа мы сможем точно оценить плотность и размеры костной ткани. Что позволит определить оптимальную зону для введения имплантата.

Dr. Sallivan: Я согласен с тем, что большим прорывом в имплантологии будет применение костных морфогенетических протеинов либо внося их в место введения имплантата, либо в составе покрытия имплантата. Ученые интенсивно работают над этим в настоящий момент, хотя мы не знаем, как много времени уйдет на признание FDA**. Эти методики позволят набрать дополнительно два, три процента успеха, которые отделяют еще нас от 100% эффективности. С помощью КМП можно достигнуть улучшения приживления кости и, возможно, повысить ее плотность в области введения имплантата. В течение 10 лет дентальные имплантаты станут ведущей методикой для замещения отдельно отсутствующих зубов. И причиной иного положения дел в настоящее время является политика страховых компаний, которая не способствуют этому. Они считают, что в руках большинства докторов традиционная методика моста из трех коронок достаточно эффективна. Но с накоплением статистических данных и ростом информированности страховые компании изменят свое мнение, потому что с финансовой точки зрения применение имплантатов для замещения отдельного зуба намного более экономично.

Dr. Misch: Существует, по крайней мере, две инновации, которые я имел возможность оценить. Одна - это метод регенерации кости, не только с помощью мембран, которые сами по себе явились прорывом, но и с помощью костных морфогенетических протеинов или пептидов, упомянутых уже моими коллегами. Это позволило повысить эффективность наращивания кости, таким образом, появилась возможность снизить высоту коронки и увеличить плотность костной ткани, а значит установить имплантаты большего размера, которые лучше смогут противостоять нагрузкам, оказываемым на протез. Другим моментом является понимание зависимости различных типов кости и формы имплантатов. Наши исследования показали, что разница плотности кости влияет на способность противостоять нагрузкам в 10-20 раз. Было бы мудро применять имплантаты, отличающихся по размеру, форме и другим факторам, в зависимости от плотности кости, на что в прошлом не обращалось внимания, но, безусловно, в следующие 5-10 лет отношение к данному вопросу должно измениться.

Я согласен с др. Sullivan в том, что наиболее легким случаем является пациент с одиночным отсутствующим зубом. Это естественно для пациента. Для него неестественно обтачивать два соседних зуба и фиксировать на них протез, особенно, принимая во внимание 20% неудач из-за появления кариеса или другой патологии. С развитием технологии наращивания кости и удешевления ее применения, я думаю, имплантаты станут ведущей методикой для замещения отсутствующих зубов.

Единственная еще более естественная технология, о которой я слышал, это работа в ученых Калифорнии над геном, который позволяет выращивать зубы. Наши гены уже передали секрет такого действия, нам осталось только узнать, как заставить эти гены работать. До этого момента, самой естественной концепцией для замещения отсутствующих зубов будет дентальная имплантация.

* Dentistry Today, June 1995, 32-37
** FDA (Food & Drug Administration) - Комиссия по Контролю за Пищевыми Продуктами и Лекарственными средствами

Copyright © "АЗБУКА" 2003